Тел.: 8 (8662)96-85-02 / Факс: 8 (8662)96-83-95
Пн.-Пт. с 09:00 до 18:00   E-mail: ciss-kbr@mail.ru
г.Нальчик, ул.Циолковского 7, офисы 307, 311
ГКУ"Кабардино-Балкарский Бизнес-Инкубатор"

Последние новости

Что такое sharing economy?

В промышленности есть такое понятие: избыточный ресурс. Речь идет о недоиспользованных возможностях оборудования,

которое полностью не загружено. Это может быть простаивающая в течение долгого времени сборочная линия или фабрика, работающая только в одну смену, хотя потенциально она могла быть занята в три смены. Если смотреть с этой точки зрения, то наше общество переполнено избыточным ресурсом: от лишней спальной, где никто не ночует, до недоиспользованного садового оборудования или автомобиля, простаивающего, пока вы работаете дома.

 

Нас приучили, что если нам что-то нужно, мы должны это купить. Но всегда ли это так необходимо? Случается, что у нас нет подходящих инструментов, чтобы повесить полку. Что мы делаем? Мы обращаемся к друзьям или соседям и берем инструмент на время взаймы. Как говорят, мне нужна не дрель, а дырка в стене. Такая взаимопомощь - явление не новое. Совместное пользование вещами и оборудованием всегда было обычным делом среди друзей, в семье, среди соседей. Местные сообщества совместно использовали имущество тысячи лет, но с появлением интернета ситуация кардинально изменилась, поскольку изменилось само понятие сообщества, а владельцам имущества и тем, кому оно потребовалось, стало легче искать друг друга.

 

С другой стороны, мы видим в обществе растущий интерес к рачительности, к меньшему количеству покупок. Даже богатые люди полагают, что большее потребление - это не ключ к счастью. Экологические доводы здесь тоже играют свою роль, а идея иметь меньше вещей становится всё более привлекательной. Вместе с тем важно быть уверенным, что при необходимости у вас будет то, что вам вдруг понадобится. А для этого надо просто делиться друг с другом.

 

Развитие социальных сетей сначала позволило программистам делиться кодами (Linux), затем дало возможность людям обмениваться тем, чем они живут (Facebook и Инстаграм), и, наконец, выкладывать для всех результат своего творчества (YouTube). Следом пришло время использовать ту же технологию в реальном мире, чтобы делиться тем имуществом, что мы имеем. Постепенно возможность пользоваться чем-то становится более ценной, чем возможность этим владеть.

 

Два фактора работают на такое изменение взглядов - экономический кризис и упрощенный доступ к ресурсам через бурно развивающиеся электронные гаджеты, например, через смартфон. Эти изменения особенно заметны в среде молодёжи. Они могут легко менять место жительства, их образ жизни сравнительно гибок. Они не покупают газет, а получают и распространяют новости через Фейсбук, Твиттер и постоянно возникающие новые сети и мессенжеры. Они не покупают DVD-проигрыватели, а обмениваются сериалами и шоу в торрентах. Они не покупают CD, а слушают музыку на стриминговых сервисах вроде Spotify, AppleMusicили Pandora (или просто находят и скачивают ее в сети). Для них поколенческим фетишем становится не автомобиль, как раньше, а именно смартфон, с помощью которого они, если нужно, машину арендуют. Снабженный GPS, он указывает нам ближайшего провайдера ресурсов, а мобильная платежная система типа PayPal обеспечивает соответствующую транзакцию. Приложения к смартфонам помогают искать выгодные предложения поблизости и расплачиваться. Это технология, дающая свободу от собственности.

 

Польза от совместного использования ресурсов очевидна - ниже цена, меньше отходов, да к тому же происходит формирование глобальных сообществ с ценностями соседства. В широком понимании можно говорить об экономической модели, при которой владелец имущества или иного ресурса готов им поделиться, то есть он предоставляет возможность временно использовать своё имущество тем людям или организациям, кому оно необходимо и у кого этот ресурс отсутствует. В итоге сообщество в целом распоряжается своими ресурсами более эффективно. Такую экономическую модель стали называть sharing economy.

 

Впрочем, предложенная концепция не отражает точно суть явления. Когда говорят «поделиться», то обычно имеется ввиду «бесплатно». И действительно, некоммерческих проектов и платформ для различного рода обменов и совместного использования и сейчас существует немало. Все они в той или иной степени нацелены на более эффективное применение личных или общественных ресурсов. Многие из них используют социальные сети для формирования соответствующих групп и сообществ. Однако, как правило, под термином sharing economy чаще понимают именно бизнес-модель, при которой люди имеют возможность, используя онлайновые площадки, капитализировать неиспользуемую часть принадлежащего им имущества, а потребители не покупают то, что им нужно, а арендуют это у частных лиц.

 

Благодаря такой бизнес-модели обычные люди могут достаточно легко войти в рынок и получить доход от тех ресурсов, которые есть у них в распоряжении и которые до того были недоиспользованы, то есть фактически стать микропредпринимателями. Например, владелец машины разрешает кому-то взять свою машину в аренду, пока она ему не нужна. Или владелец квартиры может сдать её, отправляясь отдыхать.

 

В итоге появился потенциал для развития новой экосистемы предпринимателей, так же, как в своё время площадка eBay агрегировала разобщенных покупателей и продавцов в один глобальный интернет-рынок. Эти бизнесмены организовывают совместное использование машин, одежды, мебели, квартир, инструментов, еды и даже разных умений. Основная характеристика этих так называемых рынков обмена в том, что они извлекают пользу из того, что у нас уже есть.

 

Растущее признание этого явления отразилось в более адекватных терминах, используемых для его описания, таких как совместное потребление, сообщество партнеров (или peer to peer взаимодействие (P2P)), экономика участия, экономика обмена, или экономика свободного доступа (к ресурсам). Некоторые поддерживают точку зрения, что это признак более альтруистического этапа развития нашего общества, другие полагают, что тут дело только в экономии средств и желании подзаработать.

 

Разнообразие и масштаб

 

Сейчас в мире существуют сотни компаний, платформ, коммерческих и некоммерческих проектов, использующих подход sharing economy, соединяющий тех, кому что-то нужно, с теми, у кого это есть. Журнал Time в 2011 году посчитал эту появившуюся экономику одной из 10 идей, которые изменят мир. Большинство инициатив, о которых идет речь, появилось в последние годы в США, но затем довольно быстро распространилось на другие страны и уже достигло впечатляющих результатов.

 

К примеру, по данным на 2015 год компания Airbnb, предоставляющая услуги кратковременной аренды частного жилья во многих странах, обслуживает в день среднем 425,000 клиентов, а в год сервисом пользуется более 155 миллионов путешественников. Это на 22% больше, чем обслуживает вся сеть отелей Хилтон. Компания Airbnb использует брокерскую модель. Она предоставляет площадку для совершения сделок и некоторые услуги вроде клиентской поддержки, приема платежей и страховки для владельцев жилья ($1 млн). За это она берет плату — 3% с арендодателя и от 6% до 12% с арендатора в зависимости от стоимости объекта.

 

Другая известная компания Uber, пришедшая на рынок всего 6 лет назад, предоставляет услуги такси или автомобиля с водителем. Она работает более чем в 250 городах по всему миру, а её стоимость оценивается в $41,2 миллиарда долларов. И перспективы видятся еще более радужными. По оценке компании PwC, сделанной в 2015 году, пять ключевых сфер, в которых развивается эта экономика участия, а именно путешествия, аренда машин, рекрутинг персонала, финансирование, и музыкальный и видео стриминг, могут увеличить свой доход с 15 миллиардов долларов до 335 миллиардов в 2025 году.

 

Конечно, поначалу собственникам странно давать свою машину каким-то незнакомым людям или сдавать свою квартиру, пусть не надолго, постороннему человеку. Но, с одной стороны, компания-посредник является гарантом безопасности как процесса, так и результата, поскольку иначе она рискует своей репутацией. С другой стороны, люди имеют возможность немало заработать на своем недоиспользованном имуществе. Вот один из реальных примеров заработка, который получает пользователь sharing economy в США. На 12 дней в месяц он, используя портал Airbnb, сдает свой дом, расположенный неподалеку от Сан-Франциско, за $100 в сутки, из которых $97 достается ему. А на четыре вечера в неделю он превращает свой Prius в такси, используя для этого сайт Lyft. И это приносит ему еще по $100 за ночь. Ему это все не очень-то нравится: когда в его доме живут постояльцы, сам он ютится в одной комнатке, которую выгородил для себя, и ходит в гимнастический зал, чтобы принять душ. Зато он зарабатывает таким образом около $3000.

 

Есть сервисы каршеринга (например, RelayRides и Getaround), которые дают возможность людям брать автомобили в аренду друг у друга. Десятки тысяч автомобилей, которые можно арендовать с их помощью, большую часть времени стоят без толку у частных домов по всей Америке. Статистика говорит, что процент использования автомобилей по США, Канаде и Западной Европе - 8%. То есть почти 90% времени ваше дорогое средство передвижения простаивает. Другие фирмы, такие как SideCar и Lyft, помогают монетизировать свободное место в частном автомобиле — взять в поездку платного пассажира.

 

Кроме крупных высокодоходных корпораций sharing economy включает в себя и множество небольших фирм и платформ, работающих в совершенно разных сферах. Несколько лишних квадратных метров на автомобильной дорожке перед домом могут приносить доход, если вы выставите их на Parking Panda. DogVacay дает возможность превратить лишнюю неотремонтированную комнату вашего дома в пентхаус для чьей-то собаки. Вы заядлый любитель походов, но у вас недавно родился ребенок. Сдайте пока свою палатку за $10 в день через Rentoid. В гараже давно валяется дрель? Это принесет еще $10 в день, если обратиться на SnapGoods. А сервис Liquid увеличит ваш доход на двадцатку, если у вас есть старый велосипед, на котором могут покататься заезжие туристы.

 

Компания Feastly связывает желающих вкусно пообедать с опытными поварами, предлагающими уникальные блюда вне ресторанов, а EatWith дает возможность пойти на обед к кому-то в гости, и тем самым создаёт условия, чтобы люди лучше познакомились друг с другом за домашним обедом. Есть платформа Spinlister, такая ярмарка для аренды велосипедов, лыж, досок для сёрфинга и другого спортивного инвентаря. А мобильная платформа Kidizen помогает своим участникам продавать и покупать детскую одежду, игрушки, обувь.

 

Другая фирма Yerdle - платформа, которая помогает пользователям социальных сетей предлагать свои вещи или услуги. Платформа Enter Storefront связывает владельцев магазинов или пустующих помещений в людных местах с торговцами, жаждущими продать свой товар. Короче говоря, это сервис Airbnb для торговцев, предлагающий им выгодную услугу, краткосрочную и в то же время уникальную.

 

Fon— самая большая Wi-Fi-сеть в мире. Сервис предлагает приобрести специальный роутер, через который пользователь получает две интернет-линии: собственную сеть и отдельную точку Wi-Fi для других участников Fon. В обмен на раздачу своего интернета пользователь получает доступ к 15 миллионам Wi-Fi точек по всему миру, что удобно в путешествиях и передвижениях по своему городу.

 

Делиться - это не только про вещи или услуги. Краудфандинг переводит идею соучастия на другой уровень. У него много форм и платформ. Каждый может поделиться рублем, чтобы увидеть реализованным проект. Одновременно создается взаимодействие с сообществом жертвователей. Всё это о том, как объединить ресурсы сообщества, чтобы что-то происходило. Оказывается, энтузиазмом тоже можно делиться. И когда люди в это вовлекаются, для многих такая деятельность становится их лучшим, самым памятным опытом. Все перечисленное – только малая часть того, чем люди могли бы и могут делиться. Возможности здесь безграничны.

 

Впрочем, избыточный ресурс присутствует не только у бизнеса или у граждан. Многие муниципальные публичные учреждения и площадки (библиотеки, музеи, школы, парки) имеют немало возможностей стать полезными не только своей целевой аудитории, но и городу в целом. Существуют «открытые» музеи и библиотеки, предлагающие свои площади, оборудование, специалистов и услуги для нужд местного населения, есть общественно активные школы (community schools), различные ресурсы и возможности которых доступны не только ученикам, но родителям и просто жителям района. Появилось даже движение городов, готовых поощрять и развивать принципы sharing economy, обмениваться опытом. И для этого у них тоже создана своя платформа.

 

Попытки классификации

 

Рождающийся на глазах ландшафт sharing economy очень сложен, особенно если учесть, что и сам термин не всегда адекватно используется. Есть немало серых зон, когда применяются лишь элементы sharing подхода. Было несколько попыток классифицировать это явление, разложить его на ряд ключевых параметров и составить карту различных вариантов sharing economy. Например, исследователь Boyd Cohen со своими коллегами предлагает шесть координат, по которым можно классифицировать различные sharing проекты и начинания[4]. Это: степень применения технологий, типы взаимоотношений (транзакций) в системе, уровень коммерциализации, подход к использованию ресурса, модель управления системой и тип платформы для взаимодействия (кто с кем взаимодействует). Посмотрим на эту систему координат внимательнее.

 

Технологии. Есть три варианта по применению технологий в проекте: либо вы полностью полагаетесь на технологии, либо используете их только как инструмент, либо обходитесь без технологий или используете их минимально. При первом варианте технологию используют не только, чтобы связать пользователей, но и для завершения самих транзакций без участия off-line взаимодействий. К этому типу можно отнести краудфандинговые платформы или обучающие порталы (как Udacity и Coursera). Большинство моделей используют технологии, чтобы помочь участникам платформы успешно установить контакты друг с другом, но потом им требуется и их физическое взаимодействие (Uber, Wallapop, Airbnb). В то же время, для других моделей технологии являются лишь удобным, но не обязательным инструментом. Коворкинги, совместные кухни, Repair Café (кафе «починим всё») – это очень локальные, некоммерческие, не технологичные модели sharing economy.

 

Транзакции. Они тоже могут делиться на рыночные (денежные), альтернативные и бесплатные. Пожалуй крайним вариантом рыночных транзакций можно считать Uber, который не только определяет цену в зависимости от спроса, но и допускает довольно противоречивый вариант скачков цены. Многие масштабные венчурные стартапы sharing economy, такие как Airbnb или Rent the Runway, являются рыночными по ценообразованию. Альтернативных, не денежных вариантов пока еще немного, это, например, Банки времени. Они дают возможность тем, кто оказал услугу, «заработать» часы, которые потом можно обменять на соответствующее количество часов чьей-либо услуги в своём сообществе. Платформа Yerdle, позволяющая обмениваться разными использованными вещами и предметами, тоже попадает в эту альтернативную некоммерческую категорию. Обмен производится не за деньги, а за условную денежную единицу этой платформы. Есть и совершенно бесплатные сервисы такого рода, например по обмену велосипедами. Иногда от участников требуется небольшой годовой депозит. Хотя, казалось бы, эти модели не бизнесовые, не коммерческие, а просто помогают развивать общественный транспорт, они всё же получают некий доход через спонсоров или рекламу.

 

Уровень коммерциализации. Если говорить о бизнес-модели, то у провайдеров услуг есть три основных подхода: нацеленные на получение дохода, ориентированные на миссию и гибридные. Такие платформы как Uber, eBay, Upwork явно нацелены на доход. Здесь слово «доход» не нужно рассматривать как нечто негативное, фирмы такого рода вполне могут быть социально ответственными. Однако, у этого подхода есть реальные альтернативы. Гибридные модели обычно основаны для извлечения прибыли, но у них есть четко сформулированные цели, которые побуждают их быть социально полезными для сообщества. Компания Zipcar – хороший пример, поскольку эта фирма была основана и оставалась приверженной цели сокращения вредных выбросов в городе, и в то же время предоставляла возможности передвижения людям, не имевшим автомобиля или не желающим его покупать. Краудфандинговая платформа Kickstarter тоже может считаться гибридной, поскольку её цель – поддержка и инициирование креативных проектов в мире, что тоже рассматривается как важная социальная функция. К ориентированным на миссию можно отнести такие некоммерческие проекты как Repair Café.

 

Тип используемого ресурса. Более эффективное использование того или иного ресурса может достигаться тремя путями. Можно сразу оптимизировать работу новых ресурсов, можно попытаться по-новому использовать то, что имеешь, или эффективнее применять то, что уже и так используется. Компания Zipcar – хороший пример оптимизации нового ресурса, поскольку чаще всего они используют для своего сервиса вновь приобретенные автомобили. Платформа Rent the Runway начала работу с эффективного применения уже существующих, недоиспользованных ресурсов (например, платья, которое надевали только один раз на свадьбу), но в последние годы обратилась к оптимизации новых ресурсов, когда компания приобрела новую одежду для аренды её своими клиентами. Многие Р2Р модели, работающие с использованными предметами, о которых уже говорилось (например, Wallapop, eBay, Peerby), попадают в категорию нового применения использованных вещей. Категория эффективного применения имеющихся ресурсов включает совместное использование личных автомобилей или сервисы, когда люди подвозят друг друга, или доставляют по пути небольшие посылки.

 

Модель управления. Управлять работой сервиса могут либо корпоративные структуры, либо осуществляется совместное управление проектом с участием пользователей, либо речь идет о кооперативных моделях. Корпоративное управление применяется крупными бизнес-моделями типа Uber, Airbnb, Upwork. Впрочем, некоторые масштабные проекты используют совместное управление (с вовлечением стейкхолдеров и клиентов), привлекая их к мониторингу, и даже к выполнению проектов, финансируемых через эту платформу. Сейчас таких пока мало, но число их будет расти, поскольку вовлечение пользователей в управление – очевидный тренд. Кооперативные платформы это скорее проекты типа блокчейн или некоторые некоммерческие альтернативные проекты.

 

Тип платформы. Хотя обычно мы считаем, что sharing economy – это платформа для взаимодействия человека с человеком (Р2Р), в реальности кроме этого есть еще платформы, где взаимодействуют бизнес с бизнесом (В2В) и бизнес с людьми (В2Р). Например, такая компания как Yardclub, основанная фирмой Caterpillar, сдает в аренду трактора Caterpillar для строительных компаний. Другая фирма (Cohealo) содействует совместному использованию больницами дорогостоящего медицинского оборудования. В категории В2Р можно вспомнить Zipcar и Rent the Runway, которые используют свой парк автомобилей для совместного использования членами сообщества. А есть еще платформы, где люди обмениваются продуктами или услугами друг с другом и где владельцы платформы сами не участвуют в процессе обмена, а только организовывают его (Airbnb, Task Rabbit, Indiegogo, Blablacar и др.).

 

Итак, мы видим, что внутри sharing economy существует большое поле для разнообразных вариантов модели, и у каждого варианта свой масштаб бизнеса, своя доходность, инвестиционная привлекательность, своё воздействие на окружающую среду и местное сообщество в целом. В ряде случаев, как в случае Rent the Runway, бизнес модель может меняться и развиваться в зависимости от опыта пользователей, желания большей выгоды, от реакции местного сообщества или предпочтений инвестора.

 

Особое место и важное значение в этой системе играют некоммерческие проекты, такие как банк времени, библиотеки технологий, пространства совместного использования или обмен продуктами, комнатными растениями или вещами. Для них не столь важен максимальный доход, они скорее служат для удовлетворения потребностей, как правило, на уровне общин. Хотя эти проекты не так заметны, как корпоративные гиганты типа Airbnb или Uber, они оказываются важным инструментом для развития местных сообществ, контактов и доверия между людьми, предлагают разнообразные возможности для самореализации человека.

 

Дискуссии и критика

 

Как любое новое и довольно противоречивое явление, sharing economy вызывает немало споров и нередко справедливой критики. Восторженные почитатели новой экономики уверяют, что цифровые технологии дают обычным людям огромные возможности, делают деятельность человека более эффективной и даже уменьшают уровень загрязнения атмосферы. Критики отвергают эти восторги и говорят скорее об экономическом эгоизме участников sharing economy, а не о намерении делиться, о хищничестве и эксплуатации, которыми руководствуются организаторы новых корпораций. Однако, ситуация гораздо сложнее, чем можно судить по однозначным оценкам, которые ей ставятся.

 

Критические отзывы и тревоги, связанные с появлением и развитием sharing economy, очень разнообразны: от опасения, что новый тренд станет угрозой для существующего «нормального» бизнеса, до обвинения участников в уклонении от налогов и интеллектуальном пиратстве. Впрочем, бурное развитие в любой сфере влечет за собой как риски и угрозы, так и новые возможности.

 

Угрозы для развития экономики. Жизнь по средствам, совместное использование товаров могут иметь отрицательные последствия для экономики. Ведь потребление - важный мотор её развития. С другой стороны, если жить не по средствам, то неизбежны большие кредиты и долги. Причем часто это долги плохие, которые не с чего отдавать. Такие долги работают не на развитие экономики, а на её разрушение.

 

Риск для бизнеса, поскольку люди будут меньше покупать (домов, машин). Sharing economy действительно может нанести вред ряду компаний. Например, если кто-то решает приобрести снегоочиститель вместе с двумя-тремя соседями, то потенциально это можно рассматривать как проигрыш для их производителя, поскольку предполагается, что снегоочиститель должен быть куплен каждым из пользователей. С другой стороны, учитывая немалую цену этого оборудования, возможно, что никто из них его бы не купил. Более того, поскольку оборудование будут использовать чаще, возможно, будет приобретена более дорогая и надежная модель, чем та, которую мог бы позволить себе каждый из пользователей. Кроме того, у бизнеса, если он чутко реагирует на меняющиеся условия и умеет приспосабливаться, появляются возможности для инноваций. По сути, это вызов, сходный с такими глобальными трендами как электронная торговля, глобализация и даже устойчивое развитие, которые тоже могут отрицательно сказаться на развитии традиционного бизнеса, поскольку меняется конкурентная среда. Что же в таких условиях компании должны делать? Наверное, участвовать сами в sharing economy, отдавая в аренду свободные помещения офисов и простаивающее оборудование. Или так конструировать (проектировать) свою продукцию, чтобы ею было бы удобно делиться и, возможно, создавать свои собственные платформы и стимулировать потребителей к совместному использованию выпускаемой продукции. В целом, мы увидим как победивших, так и проигравших в этой игре, но будут не только проигравшие, как иногда говорят.

 

Правовые проблемы. Суть в неопределенности самого поля деятельности, неопределенности круга участников, а всё, что неопределенно, сложно регулировать. Например Airbnb активна в десятках тысяч городов по всему миру и часто оказывается в непонятной ситуации, поскольку работает в различных правовых условиях на территории разных городов, и даже отдельных кварталов. В итоге, клиенты компании сталкиваются с множеством юридических проблем, например в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Амстердаме, где многие аренды Airbnb оказываются незаконными и где хозяева могут быть оштрафованы, если, конечно, их на этом поймают. Проблема в том, что муниципальные законы во многом устарели, они часто отстают от развития инноваций. Правительства всегда опаздывают с реакцией на новшества. Ограничения, применимые для отелей, не подходят для краткосрочной аренды квартиры.

 

Сходные проблемы с автомобильными проектами, с теми, например, кто подвозит пассажиров. Там тоже требуют лицензии на право перевозки пассажиров от таких фирм, как Uber. Те не согласны, поскольку они предоставляют не транспорт, а технологию. В итоге, с властями начинается обсуждение новых правил, которые бы учли такие проблемы сервиса, как юрисдикции, общественная безопасность и страховка. В ряде городов работу Uber запретили. Некоторые подозревают, что дело не в безопасности, а в мерах протекции для действующих в этой сфере транспортных компаний. Похожая ситуация с распространением музыки и фильмов. С точки зрения киноиндустрии и индустрии звукозаписи, все, кто делится музыкой - пираты, а то, что они делают - воровство. Подобные обвинения привели к нововведениям в законодательстве (SOPA), лоббируемым заинтересованными производителями. Но есть и исследования Forbes, утверждающие, что распространение музыки в сети не вредит этому бизнесу.

 

Конечно, если вы покупаете снегоочиститель или газонокосилку, вам никто не запрещает поделиться ею с соседом (пока на это нет копирайта). Хотя, если со временем экономика соучастия будет развиваться, соответствующий закон, под влиянием раздраженных производителей или изобретателей техники, возможно, и будет принят. Несомненно, что сфера sharing economy нуждается в некотором регулировании, которое не будет мешать этому виду экономики работать и расти. Нужно иметь в виду, что если у вас есть динамично развивающийся инновационный сектор, который не вписывается в существующие правила, не стоит спешить устанавливать новые законы, пока не станет ясно, с чем вы имеете дело.

 

Проблема доверия. Пользуясь сервисами sharing economy, люди часто не понимают рисков, с которыми они могут столкнуться, когда предоставляют свою собственность в пользование постороннему человеку, или когда сами используют чужую собственность. Это – сфера внимания и интереса для страховщиков. Но это и проблема доверия в том сообществе, в котором происходит обмен или совместное использование имущества. На такое доверие работает репутация платформы, которая заинтересована в доверии своих клиентов, в качестве предоставляемых услуг. Кроме того, в сети появляются отзывы пользователей, формируются профили участников, создаются рейтинговые системы данного сообщества. Эти рейтинги имеют еще больший вес, если они путешествуют вместе с вами по Интернету, и значит ваша репутация, например, для eBay помогает формированию вашего статуса, например, в Airbnb. Кстати, появился стартап TrustCloud, который собирается выстроить портативную репутационную систему для веб-пространства. Компания строит свой алгоритм на сборе данных о пользователях в сети (если они не возражают и подтверждают такую опцию) через Facebook, LinkedIn, Twitter, анализирует ваши комментарии в TripAdvisor, и вычисляет вашу надежность, обязательность, уровень коммуникативности. Получается что-то вроде рейтинга доверия, сходного с кредитным рейтингом в реальном мире. Тем не менее, проблема остаётся. По данным исследования PwC, проведенного в США в конце 2014 года, 69% опрошенных сказали, что не стали бы участвовать в проектах sharing economy, если бы это не порекомендовали те, кому они доверяют.

 

Другие претензии. В качестве недостатка ряда сервисов, таких как совместное использование автомобилей или жилья, говорят о дискриминации низкодоходных групп населения, которые не могут позволить себе иметь смартфоны, доступ в Интернет или кредитные карты. Впрочем, эта проблема, получившая название «цифрового неравенства», касается не только sharing economy, но и ряда других технологичных online сервисов, доступа к информации и т.п. Хорошая идея о необходимости делиться и эффективно использовать имеющиеся ресурсы была, по мнению ряда критиков, испорчена венчурными финансистами, жаждущими прибыли. У крупных корпораций типа Airbnb или Uber от изначальной философии совместного использования мало что осталось. Многие полагают, что их работники лишены важных социальных прав и гарантий. Впрочем, что касается эксплуатации своих сотрудников компаниями, вовлеченными в sharing economy, то уже упомянутый опрос PwC показал, что только 11% пользователей согласны с этой точкой зрения. Возможная проблема, беспокоящая участников, – неуверенность в качестве обслуживания (это подтвердили 48% участников опроса). По мнению пользователей, привлекательным для них является низкая цена сервиса, больше возможностей для выбора вариантов, а также пережитый уникальный опыт. Тем не менее, их озабоченность вызывают безопасность, уровень гигиены и качество сервиса. 34% опрошенных, знакомых с sharing economy, заявили, что у них больше доверия к известным сетям отелей, чем к Airbnb.

 

Спор о сути и последствиях sharing economy еще далеко не закончен. Легкость, с которой любой человек, даже неискушенный в технике, может получать информацию, обмениваться и делиться ею, вступать в контакт с другими людьми, что-то совместно делать – все это очень меняет наш мир. Появившиеся перспективы только начинают осознаваться обществом, а коммуникационные процессы, основанные на новых технологиях, будут и дальше расти и развиваться. И потребуется определенное время, чтобы сформировалось законодательство, регулирующее эти явления.

 

Однако, любые технологии настолько хороши и полезны, насколько этому способствует политический и социальный контекст, в котором они работают. И задача общества использовать растущий потенциал информационных технологий для укрепления социальной солидарности, общественного доверия, демократии и устойчивого развития сообществ.

 

Источник: Комитет гражданских инициатив

 

Социальная реклама

 

 

Соцопрос

Нужна ли разработка системы мониторинга эффективности использования помещений, предоставляемых для НКО на безвозмездной основе?

Да - 90.9%
Нет - 9.1%

Всего голосов:: 33
Голосование по этому опросу закончилось в: Декабрь 31, 2016

Сервисы для МСП и СО НКО

123d

biznav

portal oc nko

fpms2

corpmsp

gosp1

portal oc nko

Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com

Погода в Нальчике

 

Наши партнеры

minek    mintrud    bi-kbr    gf    opkbr
mfc    Фонд микрокредитования субъектов малого и среднего предпринимательства КБР    Air    nb-fund    omsk

Наш адрес

 

ГКУ"Кабардино-Балкарский Бизнес-Инкубатор" 
г.Нальчик,ул.Циолковского 7,офисы 307, 311
8 (8662)96–85–02/Факс: 8 (8662)96-83-95
e-mail: ciss-kbr@mail.ru